Про моего тренера по боксу: Анатолия Ивановича

Автор: Лакки 27-12-2017, 08:38 Раздел: Истории

Я пришел на бокс записываться в сентябре, когда 7 класс начался. Большое здание, дворец спорта “Трудовые Резервы”. Помню стоял там в фойе, не знал куда идти. Мальчик ровесник в школьной форме подошел и спросил: “Ты не знаешь, где здесь на бокс записываются?”

Вахтер пожилой нас окрикнул: “Вам чего?
“Мы на бокс хотим записаться?
“Второй этаж, налево!”

Поднялись мы. А там зал. Зеркала, груши висят. Тренировка во всю. Запах пота, но не кислого с глиньцой, а такого от которого адреналин начинает в крови биться. Парни все крутые такие. Кто по груше лупит, кто отжимается от пола, кто в паре с другим удары тренируют. Все статные, красивые, не то что я: угловатый подросток.

Я помню, что трусливо захотелось смыться оттуда, чтобы не позорится. Мне ведь таким как они никогда не стать. Но пересилил себя. Мы с мальчиком этим минут десять стояли на пороге зала, пока на нас тренер внимание обратил.

“Вы записываться пришли?”
“Да”
“Новички?”
“Да”
“Завтра в 16:00. Спортивную форму с собой!”
“А перчатки нужны?”

Некоторые в зале парни заржали.
“Мозги нужны!”, сказал тренер.
Опять народ хохотнул.

Ну вот так записались мы на бокс. Мальчика того Игнатом звали. Мы рядом жили, вместе на автобусе по домам поехали.

Ну и началась новая жизнь.

Анатолий Иванович был огромный тяжеловес. Ему около 60 лет было. Потом мы узнали, что он был кандидат педагогических наук до кучи.

На первом занятии оа нас всех построил. Равняйсь! Смирно. И прочитал лекцию про историю бокса. Про кодекс поведения в спортзале. Про уважение. Сказал, что будет давать домашние задания. Я тогда еще подумал по дурости детской своей: “бля, я сюда пришел учиться драться, а не лекции слушать. Занудства и в школе хватает…”

Помню после недели занятий мы с Игнатом без разрешения залезли на ринг и начали, как нам тогда казалось боксировать. Вдруг голос с неба: “Это еще что такое? Аатставить немедленно!. Вы, что сюда драться пришли?”

“Артем!, позвал он “бывалого” юношу, что самостоятельно занимался на снарядах. У Артема были боксерки и собственные перчатки. Мы пока не успели разжиться своим инвентарем и были в кедах и в вонючих общественных перчатках, которые изнутри кололись конскими волосами.

“Да, Анатолий Иванович!”
“Поработай со щеглами пару раундов”

И началось. Мы с Игнатом против Артема. Я помню адреналин, и летящие в меня черные шары. Как я ни пытался избежать их, они всегда настигали меня. Где то рядом был Игнат, но я не видел его. Потом запищал гонг. Помните такой старый советский электронный таймер?

Минута передышки и опять. Руки уже не поднимались. Легкие не дышали. Лицо горело. Опять гонг.

Артем нам: “Молодцы!” И по боксерски каждого приобнял с легким ударом перчатки.

Тут Анатолий Иванович рявкнул:
“Ну что драчуны? Почувствовали разницу?”
Мы закивали.
“Не слышу, почувствовали или нет?”
“Да!”

Анатолий Иванович много времени уделял теоретической подготовке. Объяснял принципы нанесения ударов, типичные ошибки. Он как то умел тренировку превратить в событие и увлечь подростков, не дать им заскучать.

За глаза его звали дядя Толя.

Прошло несколько месяцев. В наш лексикон вошли новые слова: “снаряд, капа, поединок, противник, работаем, передняя нога, задняя нога (что по началу смешно звучало).

Анатолий Иванович практиковал “командировки”. То есть некоторых учеников отправлял на две недели заняться совсем другим видом спорта. Мне выпало (смеяться будете) на балет. “Васильев: ты по рингу двигаешься, как на костылях” И смешно так спародировал. Ребята посмеялись.

“Командировка тебе: на балет. Там ногами научишься работать”.

Я думал он шутит, а не фига. Кто то схохмил: “Танцор Диско: Джимми Джимми Ча Ча Ча!”

Дал он мне контакты куда идти и сказать, что от него.

Я считал, что был опозорен. Из бокса меня на балет послали. Позор! Но я пошел, из принципа. Я всегда к старшим прислушивался, даже когда мне их советы идиотизмом казались, особенно тогда, когда им выгоды не было никакой от моих действий или бездействий.

Что меня поразило, причем сильно так, что зал в балете такой же как и у нас: с зеркалами. Формат тренировки похожий: разминка, упражнения, спарринг (ну не спарринг а танец с партнером или партнерами). Уставал я еще больше, чем у Анатолия Ивановича. Но знаете что? Я двигаться научился. Я вдруг телом осознал (не понял, а именно осознал), что бокс и танец суть одна: надо с партнером синхронизироваться. Только что в балете тебя не пиздят:):):)

А у нас я на спаррингах от ударов берегся и легкость движений терял в ногах.

Переформатировался на балете я короче.

Вернулся другим. Анатолий Иванович попросил меня при всех рассказать чему я научился. Я конечно, так, по подростковому все рассказывал. Он комментировал… Другие пацаны сами в “коммандировки” стали проситься.

Вот такой был дядя Толя!

Он еще “аттракционы” устраивал раз так в недельки две.

Часто ты один против троих должен был работать. Ты имел право со всех сил работать, а они нет. И после каждого раунда менялись.

“Это вам разовьет периферийное зрение и ситуационную осведомленность. Чтобы это у вас было.” Слова сложные такие.

Он часто это повторял. “Чтобы это у вас было…”

И действительно, я где то через пол года работая против троих начал понимать нутром своим где и кто находится, чуть ли не намерения их начал предвосхищать.

Потом Анатолий Иванович меня на плавание в командировку отправил. Сказал: “ты дышать забываешь”. Действительно, я в поединке забывал от стресса дышать, как тот ежик. А после пару уроков плавания, я выучил, что техника дыхания это суть жизни и каждое твое движение должно быть с вдохом выдохом синхронизировано.

Были спарринги когда ты один, много раундов подряд, каждый раз с новым противником. Он объяснял: когда вы на равных с противником по подготовке, то в поединке одинаково устаете. Я хочу, чтобы вы научились работать с противником, кто превосходит вас по подготовке. Чтобы у вас это было.

Чтобы у вас это было….

Я тогда работая против меняющихся противников совсем из сил выбился. И после гонга, попросил: Анатолий Иванович, устал я. Можно закончить?”

А он как заорет: “Слово “устал” никогда не должно слетать с уст молодого мужчины! Устал он. Мать, женщину свою будешь защищать и тоже скажешь, что устал? За то, что устал, работаешь с двумя! Ефимов, Смирнов, на ринг!”

“Запомните! Чувствуете, что устали? Хотите сдаться? Помните, противник ваш устал еще сильней чем вы”

Я многие его фразы помню:

“Ты противника не бойся. Он сам тебя боится еще больше твоего”

“На улице даже не смейте драться. Если можете убежать убегайте!. Никакой бокс вас от ножа в спину не спасет”

Анатолия Ивановича за глаза все дядей Толей звали.

Вот так пол года и прошло. Увлекательно было. В зале у всех друг к другу уважение было. Старшие мальчишки не быковали, а наоборот помогали. За руку здоровались. Увлекся я этим делом.

Через пол года, Игната, Костю и меня Анатолий Иванович перевел в группу для рязрядников. Мы кстати втроем очень подружились. При Игната я уже писал, он самый талантливый и высокий был из нас, без папы рос. Всегда в школьной форме ходил. У Костика папа в море ходил, а мама была следователем. Костик очень тихий был парень, хотя с виду и мажор. Мои родаки жили на Камчатке и на каникулах приезжали ко мне, а я с бабушкой жил.


А с Костей пара эпизодов была. Он позже нас пришел на пару недель. Как то раз мы пришли, а раздевалка закрыта. Висит записка: переодевайтесь в зале. Ну построились мы. Дядя Толя говорит: “Сегодня особенный день, и мне нужен особенный доброволец: смелый, бесстрашный, гладиатор. Я сразу подвох почувствовал, Игната локтем толкнул, он меня. А Костик, новичок, сразу из строя вышел и говорит: “Я готов!”

Ну если готов, говорит, Анатолий Иванович, то пошли, сейчас дам тебе ведро с краской будешь раздевалку красить!

Как мы ржали вы можете представать :)


С Костей однажды такой косяк случился. Нам за нарушение дисциплины Анатолий Иванович либо отжимания назначал, а за особые заслуги спарринг с заведомо более сильным противником. Ну вот тихоня Костя, что то там замутил, уже не помню, что.

Его поставили с Артемом. Артем нас на два года старше был, но и мы уже не совсем новички были. Уже 7 класс заканчивался.

Артем так на расслобоне с Костей даже не работает а играет. А этот тихоня пошел в атаку и поймал Артема и в нокдаун отправил.

Анатолий Иванович: “Легче легче работаем!”

Но только какое там… ПодрОстки. Стрелки тестестерона на красном. Артем на Костю попер, самообладание потерял, Костя его еще раз свалил. Но у Кости шансов мало было. Артем собрался, отдохнул и серию провел злую такую, от всей души. Костик не лег, но у него бровь рассеклась. Кровь на лицо.

“Стоп! Стоп!” Кричит Анатолий Иванович!

Костя с Артемом приобнялись. Артем извиняется. А у Кости пол лица в крови. Да ерунда. Промыли из аптечки пероксидкой, пластырем заклеели. Потом в гардеробной обсуждали до посинения все детали. Молодец, тот Костик!. Мы его хвалим, а он за челюсть держится, чего говорит, у меня парни челюсть не до конца закрывается.

Ну чё. Бывает.

Костик на следующую тренировку не пришел. Ну понятно конечно. А под конец тренировки, тетка приходит в форме милиционера (толи лейтенант толи капитан не помню) помню, что маленькие были звездочки (мама Кости). Пришла такая визгливая. И сходу на Анатолия Ивановича наехала: “Что здесь происходит? Вы почему новичков с КМСниками ставите в спарринг? Я на вас управу найду! Вы мне сына чуть не покалечили!”

Он ее выслушал и спокойно так сказал: “Здесь боксерская секция, Трудовые Резервы, а не лечебная физкультура. Жалуйтесь кому угодно. Все! разговор закончен. Мне работать надо!” И отвернулся.

Мы с Игнатом думали, как же так Костик мог заложить дядю Толю? Не похоже это на него было.

Через две недели пришел Костя на тренировку. Ни с кем не здоровается. Глаза прячет.Мы ему допрос с пристрастием.

Он говорит, простите пацаны, я гордый такой домой пришел. Ну еще бы старшеклассника два раза в нокдаун послал. Мать, так спокойно, что случилось. Ну я дурак, ей сказал, что с КМСником спарринговал, решил приукрасить, думал гордиться будет,а она психанула. Стыдно мне парни. Простите, я всех подставил. Ну мы его по плечу похлопали: типо хуйня забыли. Костик он классный был. Мы ему сразу поверили.

Мы построились, дядя Толя Костю увидел и говорит: “А это ты герой? Ну что добро пожаловать домой!”

Хорошее было время. Года два прошло. Мы все сдружились очень крепко. Превратились из подростков в юношей. Мироощущения изменились. Пришла глубокая внутренняя уверенность.


Анатолий Иванович с Игнатом много занимался. Игнат самый крутой из нас был. А Игнат скрывал, что он дружит с Анатолием Ивановичем даже за пределами зала. Никто не знал. Игнат к нему очень был привязан. Наверно это фигура отца была в его жизни.

Я догадался об этом после следующего эпизода:

Как то на разминке, Анатолий Иванович в обморок упал. Просто стоял и упал. Так Игнат, как бросится к нему, за плечи трясет и кричит: “Дядя Толя! Дядя Толя!” (его так в зале никто не смел звать, только по имени отчеству) “Серега, из аптечки наштырь быстро! Костик, полотецо холодное живо! И продолжает его трясти и почти со слезами в голосе: “Дядя Толя! Дядя Толя!”

Я тогда поежился внутренне. Я даже не понял от чего мне жутко, от того, что тренеру плохо или от того, что Игнат душу раскрыл перед всеми. Обошлось все, на тот раз.


Эпилог

Игнат в 17 лет стал чемпионом города и сразу после школы КМС. Его убили в 90х.

Костик пошел по стопам отца и уже много лет капитан дальнего плавания. Раз в несколько лет видимся.

В 10 классе я получил сильное сотрясение, влюбился в девчонку, и приоритеты поменялись. Я оставил бокс.

Анатолий Иванович давно умер, но я его помню, как живого. Спасибо тебе Дядя Толя!

Песню помните?

“Да разве сердце позабудет
Того, кто хочет нам добра,
Того, кто нас выводит в люди,
Кто нас выводит в мастера.”


Gorsh(3000)

Источник


Комментарии: (0)

Имя:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Сколько будет три плюс семь (цифра) ?